Региональный этап XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений «Великая Победа: наследие и наследники»


В Симферополе на секции Регионального этапа XXVIII Международных Рождественских образовательных чтений «Великая Победа: наследие и наследники» прошла секция «Православное паломничество и светские экскурсии».
Православное
В этом мероприятии принял участие руководитель паломнического отдела Севастопольского благочиния, протоиерей Алексей Бондаренко. Ниже вы можете прочесть текст доклада отца Алексея.

Святые воины как феномен святости в Православной церкви

Любая война — это трагедия и ужас для большинства людей, война противоречит христианскому учению. На войне люди вынуждены убивать себе подобных, разрушать в ближних образ Божий, терпеть то, что противно и духу и плоти. Сегодня все понимают, что еще одна глобальная война будет последней. Но, в прошлом, до эпохи ядерного оружия, человечество не могло избегать жестоких войн. По разным причинам: религиозным, геополитическим, национальным и другим, войны случались с печальной регулярностью.

Мы все живем в сообществах. Государства — это крупнейшие сообщества людей. Любым государством руководит элита, на верхушке которой стоит лидер. Сегодняшнего лидера, президента, например, можно сравнить с кесарем или царем прошлого. Господь учил нас отдавать кесарю кесарево, а Богу Божье. Но, если Богу принадлежит все, что наполняет мир, что тогда принадлежит Кесарю, что мы ему должны отдать? Кесарь или царь или король — это в прошлом лидер любого государства, который, часто отождествляется с государством. Людовик 14 так и заявлял «Государство- это я». Что же говорит о праве царя, а значит и государства Ветхий Завет? Обратимся к книги Царств.

Самуил пересказал все слова Господни народу, просившему у него царя.
11 Он сказал: «Вот как царь станет править вами: заберет ваших сыновей, одних поставит на свои колесницы, других назначит в конницу, третьих пустит бежать перед колесницами;
12 поставит начальников над тысячами воинов и над полусотнями.»

По этим принципам, изложенным в 8 главе Первой книги Царств, существовало множество монархий, далеко не все они были христианскими, но и номинально христианские государства существуют на похожих условиях и сегодня. Воинская повинность, которую накладывает лидер сообщества на гражданина, всегда считалась обязанностью этого сообщества. Сегодня в любом государстве есть воинская обязанность гражданина.

Подобное есть и у животных. У высокоорганизованных приматов, например, павианов, есть группа крупных самцов, которые в случае нападения хищника (льва или леопарда) будет защищать все стадо, рискуя собственными жизнями. Даже у насекомых, например муравьев, в каждом муравейнике существуют муравьи-воины, их целые армии.

С этой повинностью человека, как члена сообщества, не спорит христианство. «Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем» (Лк 3:14). Святой пророк не упрекает воинов их долгом, но дает практические советы для служения воина. Да, христианство не приемлет войну, это противоествественно, но Церковь благословляет своих чад на особое воинское служение, которое есть долг перед гражданами государства. Обязанность перед ближними.

В 2000 году были приняты «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» — документ, в котором выражается отношение нашей Церкви к самым разным острым вопросам современности. В нем констатируется, что в последнее время отношение к войне определить особенно трудно: «В нынешней системе международных отношений подчас бывает сложно отличить агрессивную войну от оборонительной. Грань между первой и второй особенно тонка в случаях, когда одно или несколько государств либо мировое сообщество начинают военные действия, мотивируя их необходимостью защиты народа, являющегося жертвой агрессии». В связи с этим, свидетельствуют «Основы социальной концепции», «вопрос о поддержке или осуждении Церковью военных действий нуждается в отдельном рассмотрении всякий раз, когда таковые начинаются или появляется опасность их начала. Одним из явных признаков, по которому можно судить о праведности или несправедливости воюющих, являются методы ведения войны, а также отношение к пленным и мирному населению противника, особенно детям, женщинам, старикам. <…> Наиболее правильную оценку войны как подвига или, напротив, разбоя можно сделать, лишь исходя из анализа нравственного состояния воюющих» (VIII, 3).

Чтобы отношение к войне стало еще понятнее приведу слова святителя Филарета Московского: «Бог любит добродушный мир, и Бог же благословляет праведную брань. Ибо с тех пор как есть на земле немирные люди, мира нельзя иметь без помощи военной. Честный и благонадежный мир большею частью надобно завоевать. И для сохранения приобретенного мира надобно, чтобы сам победитель не позволял заржаветь своему оружию». Однак, то что война и воинское служение,- это боль для самой Церкви можно видеть по канонической эпитимии для солдата, пришедшего с войны. Долгий, 3-х годичный период покаяния и адаптации среди церковного мира.

На войну человек обязан идти, мы это уже поняли, но внутренняя мотивация, и оправдание для каждого человека будут разными. Кто-то, возможно, думает благодаря участию в войне поправить материальное положение семьи, хорошо если не мародерством, а жалованием. Кто-то, не понимая, или даже понимая, реализует свои скрытые желания, проявляя насилие над ближним. Кто-то, просто, вынужден исполнять долг и стараться выжить. При этом любой воин может номинально быть православным.

В Евангелие от Иоанна 15:13 Господь говорит нам: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих. Очевидно, что это, и только это, должно быть критерием мотивации и оправдания идти на войну для христианина. Однако святыми воины становятся не благодаря их долгу воина, а скорее вопреки.

Наименование «святых воинов» в православной традиции означает более профессиональную принадлежность. Его присваивают тем, кто в мирской своей жизни имел отношение к ратному делу, впоследствии же явил нравственное совершенство в монашеском делании, в мученичестве за Христа и прочих, не имеющих связи с войной, чинах святости. Как правило, основанием для канонизации святых в Православной Церкви являются подвиги и добродетели мирного свойства.

О таковых воинах мы можем сегодня говорить как о святых. Имена их и подвиги веры нам известны. Наиболее близкие нам это, конечно, наши соотечественники. Это Святой равноапостольный великий князь Владимир Святославич, с которым тесна связана история древнего Херсонеса, расположенного на землях Севастополя. Святые благоверные князья Александр Невский, Довмонт Псковский, великий князь Дмитрий Донской, так же являются примерами святых профессиональных воинов. Преподобный Илья Муромец до своего монашеского подвига был воином.

А вот, Александр Пересвет и Андрей Ослябя более известны нам своим подвигом на Куликовском поле, чем подвигом монашеской жизни и это, скорее исключение из общего правила. Иногда злу удается искусно извратить понятия, поменять черное и белое местами. Это приводит к общему замешательству. Обличить зло как зло, разорвать наваждение должен человек, наделенный высокими нравственными достоинствами. На Куликовом поле перед началом битвы русские испытывали страх. Опыт выступлений против монголо-татар был горьким. Еще немного — и войско князя Димитрия готово было спасаться бегством. В этот критический момент ответить на вызов Челубея решился Пересвет. Его поступок был лишен мстительности, азарта самоутверждения. Таково было духовное предвидение возможности русским не уступать в мужестве противнику, необходимости ценою своей жизни выполнить долг, который никто другой не брался выполнить. Такому настоящему христианину в свое время написал письмо и святитель Василий Великий, говоря: «Я узнал в тебе человека, доказывающего собою, что и в военной жизни можно сохранить совершенство любви к Богу и что христианин должен отличаться не покроем платья, но душевным расположением».

Я думаю, что сегодня, в рамках этого мероприятия много будет сказано о личностях святых воинов, и глядя на эти личности мы более четко, на примерах, увидим феномен святости православных воинов. В частности, на примере прославленного воина, праведного Федора Ушакова. Как флотоводец, Фёдор Ушаков стал основоположником новой тактики морских сражений. Как добрый православный христианин он регулярно посещал службы, был весьма скромен в быту, и очень щедр на добрые дела и благотворительность. У нас он в бОльшую меру почитается как крымский святой, чья жизнь тесно связана с Севастополем.

В заключении хочу вспомнить, что около 100 лет назад, российская армия вступила в Мировую войну в поддержку единоверной Сербии. В тот период Российская империя была православной, с поддержкой Православия на государственном уровне. Россия вступилась за братьев по Вере, и получилось так, что это решение стало роковым для самой Российской империи.

Правильным ли было это решение? Каждый может решить для себя согласно своему видению этого мира и Мира Божия. Но хотелось, что бы больше у нас было наследников тех, кто честно выполнял свой долг перед родиной в той роковой войне, выполнял приказы офицеров и побеждал врага на их территориях и меньше наследников тех, кто разрушал государство изнутри, а когда разрушил еще долгое время мучал народ, пытаясь отнять у него самое нужное, веру.